Неопознанное Психология

Причины падений наших близких людей

Во время учебы на психолога, в рамках практики, я была участницей 2-х дневного тренинга в одном реабилитационном центре для несовершеннолетних (название указывать не буду). Этот центр занимался подростками из неблагополучных семей, подростками-наркоманами, детьми, неоднократно сбегавшими из дома.

Суть работы центра заключалась в том, что подростков по решению их же собственных родителей помещали в этот Центр сроком на 1 год без права ездить домой и с возможностью очень редко звонить родителям. При этом в Центре была организована жесткая дисциплина, всё происходило по расписанию, все подростки поделены на группы (команды) и т. п. Всё бы ничего, пока не начался собственно тренинг и я не увидела, что делают с детьми психологи.

Тренинг вели 2 психолога - мужчина и женщина. Участвовали подростки, живущие в Центре, были приглашены их родители (или бабушки/дедушки). Начиналось всё очень весело - представление участников происходило под музыку и всеобщие аплодисменты. Затем, после небольшого круга, началась собственно индивидуальная терапевтическая работа с отдельными подростками. О ней я и расскажу подробнее.

Подросток и мать (отец)садились друг напротив друга и начинали разговор под руководством психологов. Психологи стояли сзади и помогали формулировать послания ребенка и родителя друг другу. Частенько эта помощь напоминала мне зомбирование, когда психолог говорил ребенку: Повторяй за мной: Мама, я виновата, я ни на что не способна, ты всегда права. Подросток безвольно повторял эти слова за психологом, и чем дальше, тем больше рыдал.

Отца одной девочки даже заставили при всем скоплении народа ударить дочь ремнем! Она плакала и упиралась, краснела, бледнела, но всё-таки это было сделано.

Меня поражала позиция психологов, которые всегда и во всем пытались сделать виноватыми детей. При разговоре с ребенком, когда тот начинал объяснять своим родителям РЕАЛЬНЫЕ причины, почему он сбегал из дома, почему попробовал наркотики и др. (А причина эта всегда заключается в отсутствии принятия и поддержки ребенка родителем или чрезмерной деспотичности, не допускающей оговорок, со стороны родителей) - родитель всегда начинал испытывать чувство вины перед ребенком (что вполне закономерно). На это психологи говорили родителю: не смейте испытывать чувство вины! (!) И начинали методично перекладывать вину на самого ребенка, как будто он уже родился наркоманом и антисоциальным. Это выражалось в сильнейшем унижении ребенка и его мира.

Звучало это примерно так (извиняюсь за дословное, не всегда пристойное цитирование): Да что ты сам-то можешь? Вот мир родителей - это красота, это культура. А ты? Ты только можешь пойти на улицу, материться, напиться, наколоться и валяться в подвале. Одной девочке было наверно раз 20 кряду заявлено, что она королева гна. Это сопровождалось эксцентричными насмешками со стороны психологов, приобретающими характер публичного издевательства над подростком.

Твоя свобода - это выпивка и наркотики - это утверждение психологов звучало неотступным мотивом на протяжении всего тренинга.

Никогда не забуду мальчика, который минут 40 захлебываясь слезами умолял родителей забрать его из Центра, рассказывал родителям, как он всю свою сознательную жизнь хотел доверять им, как он мечтал о том, чтобы они уважали его как отдельного человека с собственной картиной мира, чтобы на него не давили. И что здесь, спрашивается неправильно? Однако психологи и его обвинили во всем.

На второй день тренинга я взяла слово и рассказала ведущим-психологам и всем собравшимся, что я думаю. Решила рассказать, потому что мое негодование, вызванное несправедливостью, уже практически невозможно было удерживать.

Почему вы ставите знак равенства между понятием свободы с одной стороны и выпивкой и антисоциальностью с другой? - Начала я. - Не кажется ли вам, что когда подросток уходит из дома или начинает употреблять наркотики - это уже следствие? Следствие непонимания, следствие неуважения, следствие давления со стороны родителей. Никто не становится наркоманом или алкоголиком или антисоциальной личностью на ровном месте.

Всё начинается с банальных запретов. Подросток захотел пойти на вечеринку, всех его друзей родители отпустили - его нет. Подросток захотел повидаться с любимой девушкой - его не отпустили. Подросток захотел заняться тем, что интересно ему, - ему снова запретили. Причем запретили, не объясняя причин. Запретили только потому, что маме померещилась нехорошая компания, которой еще и в помине не было.

Постоянные категоричные и необоснованные запреты со стороны родителей приводят к тому, что обида на родителей копится у подростка. Он замыкается, перестает делиться с ними своим внутренним миром, перестает доверять им и видеть в них поддержку. И начинает выживать. Чтобы мне быть вместе с друзьями и меня опять не оставили дома, я просто убегу и выключу мобильный телефон - так рассуждает подросток. Я отдельный человек и буду жить так, как я считаю нужным. И в этом он прав - это его святое право, жить свою жизнь. И, выключая мобильник, он уже не чувствует своей вины за то, что его мать будет волноваться и не спать до утра, пока он не вернется домой. Потому что в нем уже накопилось столько боли и обид на родителей, что они глушат в нем чувство вины. Он чувствует, что поступает справедливо.

А когда утром он приходит домой, на него обрушивается шквал ругани (а иногда и побоев, и новых запретов) и осуждений за то, почему он пропал из дома и мать всю ночь не спала. Подростка обвиняют в безчувственности, но ему это уже все равно. У него как анестезия. Родители для него больше не авторитет, потому что они не уважали его как личность. И это совершенно закономерно. Но мать почему-то не задумывается, что причиной подобного поведения подростка стала она сама, когда всё запрещала ему.

Подобные случаи побегов и самовольного поведения повторяются многократно, и каждый раз родители реагируют всегда одинаково - осуждением и руганью. В один прекрасный день, подобная эмоционально перегруженная, безысходная атмосфера может довести подростка до желания отключиться и отдохнуть. Этот день и может стать днем первого приема наркотиков. И скажите спасибо, если это будет не суицид.

Родители, вы по-прежнему ни в чем не виноваты? Ваш ребенок сам становится таким?!.

Ведущие-психологи вступили со мной в долгую и эмоциональную перепалку, которая уже сопровождалась унижениями в мой адрес. Среди участников тренинга, подростков и родителей, были и те кто поддержали меня.

Запирая детей в этом Центре, что вы делаете? - Продолжала я. - Вы снова лишаете их свободы. Вы не оставляете им ни минуты на то, чтобы быть самими собой, заполняя весь день какими-то обязанностями по хозяйству. (В Центре хозяйство ведется самими подростками) или какими-то придуманными вами мероприятиями, которые могут быть совершенно имне интересны. Запирая их здесь, в то время как родители остаются на свободе, вы показываете, что ваши дети - виноваты во всем, а вы - ни в чем. Что вы якобы страдальцы, которым так не повезло с детьми. А ведь всё, что детям нужно от вас - этолюбовь, принятие и уважение. Им больше ничего не надо. Если бы вы им это давали, то не было бы ни побегов, ни наркотиков, ничего.

Заметим, что всё вышесказанное относится не только к подросткам, но и к любому взрослому человеку. Любой человек, если его личность растоптать регулярным неуважением, давлением и постоянными осуждениями - станет наркоманом, алкоголиком или станет полностью антисоциальным. Он станет ненавидеть весь мир и жалеть себя. Он станет чувствовать себя жертвой и агрессором одновременно. Это совершенно закономерно. Поэтому каждый из нас несет ответственность за наших близких. Не наносите им душевных ран. Потому что от множества ран - умирают. И не надо, уважаемые верующие, всё валить на духов алкоголизма и духов наркомании, которые якобы сами приходят к человеку и делают его таковым, а он, такой-сякой слабый, не смог справиться с ними. Все мы несем ответственность друг за друга, потому что мы живем семьями, а не по одиночке - на необитаемом острове.

Берегите, любите, уважайте, поддерживайте своих близких, чтобы никто нестал чувствовать, что онодинок в целом мире и не стал глушить свою бесконечную боль химическими средствами, ища поддержки в мире ином.

Когда на следующий день я уходила из этого Центра, мне было тяжело на душе. Приходите к нам почаще, - сказали мне девочки-подростки, дежурившие около выхода. Я здесь последний день, девочки. - Сказала я, и почувствовала как к горлу подступил комок. Я обняла и поцеловала их. Держитесь, девчонки. Я так люблю вас всех. - Пролепетала я, и увидев какая грусть отразилась в их глазах, стремглав выскочила за двери Центра, затем за черную ограду, и побежала, вытирая слезы на морозе. На свободу.